Теневые финансовые институты Ирана

Вестник Московского университета, Востоковедение, №2 2015, Л.А. Андреев

На сегодняшний день в иранской финансовой системе продолжают существовать теневые элементы, к которым главным образом относятся менялы, хавала и кредитные союзы. В статье сделан краткий обзор внелегальных институтов с описанием основных направлений и методов их работы, а также приводятся причины и последствия деятельности этих учреждений. Представлены основные действия иранского правительства в отношении теневых учреждений, и сделана попытка спрогнозировать дальнейшее развитие внелегальных институтов.

Иранская экономика является одной из старейших в мире. Многие ее институты ведут свое происхождение от институтов Средних веков, когда социальная, политическая, духовная и экономическая жизнь концентрировалась вокруг базаров. Именно на базаре проявилась необходимость в институтах кредитования, денежных переводах и чековой системе, некоторые виды которых позднее оказались вне закона. Длительный период постоянного использования и эволюции сохранил многие из этих институтов в экономике современного Ирана.

Говоря об Иране, необходимо иметь в виду исламскую специфику его экономики, финансовой системы и ее внелегальных институтов. Несмотря на то что многие традиционные мусульманские формы деятельности испытали воздействие светской политики шахских времен, после исламской революции 1979 г. они «откатились» к своим религиозным истокам. При этом происходила их адаптация как под шариатские нормы, и так и под реалии, привнесенные развитием мировой экономики и научно-техническим прогрессом в бизнес.

С появлением факсов и электронных систем передачи данных необходимость в физическом перемещении денег и документов обоплате свелась к минимуму или вовсе отпала. При этом ужесточились требования к соблюдению исламских норм и исключению процентной ставки как понятия из деловых отношений между партнерами. Все это относится и к теневым институтам иранской экономики.

В литературе по финансовой системе Ирана теневым институтам не уделяется много внимания, хотя ими пронизана социальная и деловая жизнь страны. Клиенты используют их тогда, когда официальные учреждения оказываются не в состоянии выполнить какую-либо задачу или оказать необходимый спектр услуг на должном уровне и с нужной скоростью. Роль теневых институтов возросла в условиях ограничений на международные банковские операции, введенных США и странами ЕС в отношении Ирана.

Можно выделить три основных вида теневых финансовых институтов: менялы (саррафы), конторы по переводу денежных средств (хавале) и кассы взаимопомощи (фонды гарз-оль-хасане). Помимо названных, в Иране существуют институты, обеспечивающие инфраструктуру внелегального сектора. Например, к таковым относится теневая валютная биржа, на которой сделки осуществляются путем обмена наличными без каких-либо официальных документов, и действуют институты неформального контроля. В ходе торгов на этой бирже определяется так называемый небанковский курс обмена валют.

Отметим, что в Иране существуют официальные учреждения, которые занимаются аналогичной деятельностью. Однако между официальными и теневыми учреждениями существуют отличия не только с точки зрения их законности, но и с точки зрения набора функций.

Менялы в Иране

В Иране валютные операции можно осуществить несколькими способами: через банки, обменные конторы или с помощью менял. В банках валюту можно обменять, обратившись в одно из отделений, которых много в большинстве иранских городов. Обменные конторы и официальные менялы имеют собственные офисы и разрешение Центробанка на работу. Они занимаются покупкой и продажей драгоценных металлов, валютно-обменными операциями, а также денежными переводами. При этом им запрещено принимать вклады или выдавать кредиты физическим или юридическим лицам. К середине июня 2014 г. по всей стране официально работали 645 обменных контор.

Для получения лицензии обменные конторы должны выполнять ряд требований Центробанка с точки зрения организационной структуры, уровня образования руководящих сотрудников, уставного капитала и других параметров. Все легальные менялы подразделяются в соответствии с законом на две группы. Первая группа может оказывать клиентам только услуги по обмену валюты, и для открытия учреждения такого типа требуется 50 млрд риалов3 уставного капитала. Вторая группа помимо обменных операций может осуществлять денежные переводы, в том числе за рубеж. Легальные обменные конторы могут переводить деньги за рубеж только через своего представителя, работающего по контракту в другой стране и имеющего соответствующее разрешение на деятельность от властей принимающего государства. Для создания обменной конторы второй группы необходимо внести 200 млрд риалов на счет в ЦБ. Помимо этого официальные обменные конторы должны регулярно отчитываться перед ЦБ о своих операциях. Кроме Центробанка контроль над деятельностью обменных контор осуществляет Ассоциация обменных контор Ирана.

Серые менялы не ограничены в своей деятельности требованиями достаточности капитала или образования сотрудников, но в целом они выполняют те же функции, что и легальные. При этом чаще всего менялы работают поодиночке прямо на улице. Теневые учреждения используются предпринимателями для привлечения заемных средств, а также служат звеньями в цепочке денежных переводов.

В связи с наличием теневых институтов обмена валют в Иране существует два обменных курса: банковский и небанковский. Небанковский курс в среднем на 20–30% превышает официальный. При этом иранский Центробанк признает, что небанковский курс является наиболее точным отражением стоимости иранской валюты, обесценившейся в результате санкций и дефицита долларов.

По банковскому курсу клиент может приобрести ограниченное количество валюты. Разумеется, такие условия неудобны для импортеров, которым валюта для сделок может потребоваться в больших объемах. Для удовлетворения их спроса в Иране 24 сентября 2012 г. был открыт центр обмена валют при Центральном банке. С помощью этого центра импортеры товаров могли покупать валюту в необходимом количестве по курсу, превышавшему официальный, но дешевле небанковского обменного курса. Таким образом, эта организация позволяла частично удовлетворить спрос на иностранную валюту, снизить ее дефицит и предотвратить сильные скачки курса. С появлением этого центра в Иране фактически установилось три обменных курса, что создавало дополнительные возможности для спекуляций. Такое положение сохранялось до июля 2013 г., когда курс центра обмена валют стал официальным банковским курсом.

Большая часть обменных контор в Тегеране расположена вдоль улицы Фирдоуси. Здесь же на одном из перекрестков каждый рабочий день проходит торговая сессия неформальной валютной биржи, на которой определяется небанковский курс обмена валюты. Основным ориентиром для менял служит соотношение пары риал-дирхам, которое устанавливается в ОАЭ.

Поиграть на теневой бирже может любой желающий. Результаты торгов быстро распространяются по всей стране с помощью средств связи и СМИ, которые публикуют небанковский курс в своих выпусках. В крупных населенных пунктах по всей стране действуют собственные менялы, которые совершают сделки по курсу, определяемому в столице.

Существование двух обменных курсов создает условия для рентоискательства и является причиной недовольства населения. Жители Ирана полагают, что приближенные к власти предприниматели используют связи и разницу банковского и небанковского курса для легкого обогащения. Иранское руководство признает существование проблем на валютном рынке и планирует в 2014/15 г. ввести единый курс иностранной валюты. Таким образом, официальный банковский курс будет приведен к небанковскому рыночному.

Из действий и планов иранских властей видно, что они осознают риски и потери, которые создает существование теневого валютного рынка в экономике страны. Хотя первый закон, призванный оказать влияние на нелегальные институты, был принят 10 лет назад, конструктивные шаги по его исполнению стали совершаться только в последние два года. Именно в этот период Центробанк принял более детальные инструкции и стал активнее выполнять надзорные функции. Несмотря на это, на улицах иранских городов все еще можно встретить нелегальных менял с большими суммами наличных денег, предлагающих обменять валюту по выгодному курсу.

Хавале

С древних времен в мусульманском мире денежные переводы хавале помогали осуществлять внутри- и межрегиональную торговлю. Исторические свидетельства указывают, что институты, аналогичные хавале, были издавна распространены на Ближнем Востоке. Они походили на современные дорожные чеки и использовались торговцами для защиты от риска потери наличности при нападении на караваны грабителей. Сегодня институт хавале применяется для перевода денежных средств в обход банковских систем передачи финансовой информации и является незаконным во многих странах мира, в том числе в России. Несмотря на это, в последние десятилетия XX в. данный институт стал наиболее предпочитаемым способом для отправки денег домой среди рабочих мигрантов из Южной Азии и Ближнего Востока. Бизнес также широко использует эту систему. По словам предпринимателей, аналитиков и простых людей, с тех пор как США и Европа ограничили доступ Ирана к международной финансовой системе в связи с разногласиями по ядерной программе Исламской Республики, использование хавале значительно увеличилось.

Принцип работы данной системы можно представить следующим образом. Иранский бизнесмен, который ввозит китайскую обувь, в Тегеране обращается к меняле и сообщает, что он желает послать 10 000$ своему поставщику. Брокер связывается со своим пекинским коллегой, который в свою очередь идет в банк поставщика и размещает деньги на его счете. У тегеранского менялы возникает долг в 10 000$ перед пекинским партнером. В случае если иранец желает отправить из Китая 5000$ своей семье в Иран, процедура происходит в обратном порядке. Идентификация получателя перевода происходит с помощью пароля.

Со временем обязательства брокеров в Тегеране и Пекине перекрываются. По причине наличия дисбалансов международных потоков капитала, для урегулирования взаимных требований менял друг к другу могут применяться сложные схемы, затрагивающие посредников в третьих странах. В этом случае стоимость прямого и обратного перевода может не совпадать.

Для контактов между собой менялы используют все доступные средства связи. В развитых странах зачастую применяются технологии передачи данных через компьютерные сети, такие как IP-телефония и электронная почта. Подтверждением платежей нередко служат отсканированные платежные документы, передаваемые с помощью Интернета. При этом для контактов со странами с неразвитой информационной инфраструктурой или отдаленными населенными пунктами может использоваться стационарная, мобильная и спутниковая связь.

Поскольку система основана на доверии, брокеры, как и банки, осознают, что им придется уйти из бизнеса в случае, если они изменят своему слову. Хавале работает достаточно оперативно: обычно средний перевод занимает не более 48 часов, что благодаря отсутствию бумажной волокиты гораздо удобнее и дешевле, чем, например, перевод Вестерн Юнион, где плата составляет от 2 до 10% от переводимой суммы. Дилеры хавале в Иране осуществляют операции обычно за 1–1,5% от общей суммы перевода или используют разницу в валютных курсах для формирования дохода. Как разновидность данной операции используются также переводы через ОАЭ: тегеранский меняла обращается к своему партнеру в Дубае, который и размещает деньги в банке на территории ОАЭ, а затем перенаправляет их с помощью международной банковской системы.

Переводы хавале удобны и с точки зрения культурного контекста. Перевод средств с помощью этого института предполагает тесное общение внутри диаспоры мигрантов за рубежом. Контакты на родном языке и в общих культурных рамках делают услугу более привлекательной по сравнению с обращением в обычный банк.

Для хавале характерна большая гибкость и неприхотливость по сравнению с официальными денежными переводами. Такое преимущество особенно актуально с учетом того, что Иран граничит с традиционными центрами военной напряженности – Ираком и Афганистаном, откуда в Исламскую Республику приезжает большое число беженцев и нелегальных мигрантов. Эти люди отправляют народину заработанные деньги с помощью хавале, так как банковская инфраструктура в охваченных боевыми действиями странах либо нарушена, либо отсутствует.

Самым спорным достоинством перевода хавале является его анонимность и отсутствие отчетности перед властями. Для идентификации получателя перевода используется пароль, которым обмениваются дилеры хавале. Любые документы, которые применяются для совершения сделки, могут быть сразу уничтожены, кроме тех, что нужны для дальнейшего урегулирования требований. Такая анонимность приводит к тому, что схемы хавале могут служить преступным целям, например для спонсирования терроризма, отмывания денег или избежания налогообложения.

Иранские власти пытаются бороться с теневыми финансовыми операциями. Они уделяют особое внимание борьбе с незаконным вывозом капитала за рубеж, в том числе с помощью схем хавале. При этом вывезенный капитал помогает порой обходить санкционные ограничения для закупки той или иной необходимой стране продукции. Таким образом, руководству страны выгоднее контролировать отток капитала, а не перекрывать его полностью. Фонды гарз-оль-хасане. Иранскому народу присуща достаточно высокая склонность к сбережению, которая развилась вследствие серьезных социально-экономических потрясений и осознания необходимости иметь средства на черный день. Жители Ирана сберегают до 20% своего располагаемого дохода. Таким образом, Иран является одним из лидеров по этому показателю в регионе Ближнего Востока и Африки. В связи с этим широкое распространение в Исламской Республике получили теневые депозитные учреждения – фонды гарз-оль-хасане.

Они выступают в роли касс взаимопомощи или банков. Официальные фонды могут привлекать средства населения в беспроцентные вклады. Вместо дохода в виде процентов вкладчики получают возможность участия в лотерее, в которой разыгрываются ценные призы: автомобили, квартиры, паломнические туры. Таким образом, легальный фонд отчасти представляет собой призовую лотерею, что необычно для Ирана, где законодательно запрещены любые азартные игры и лотереи.

Для заемщиков фонды предоставляют денежные средства под небольшой процент. По закону он не может превышать 4%, что гораздо ниже уровня инфляции и недостаточно для покрытия операционных издержек. Обычно фонды выдают деньги в виде целевых кредитов: на создание рабочих мест, на свадьбу, на лечение, на покупку или ремонт жилья, на образование, на поездки к святым местам и на иные благотворительные цели.

Что касается теневых фондов, то в их появлении и существовании в Иране значительную роль сыграло государство. После исламской революции 1979 г. в Иране начались процессы исламизации общества. Бывшие светские государство и экономика становились подчиненны- ми исламским нормам. В 1979 г. принимается закон о национализации банковской системы, в результате чего в Иране исчезают частные банки, а все государственные кредитные учреждения управляются однообразно и по большей части похожи друг на друга. Беспроцентная система в действительности подчиняется общим канонам банковского дела и живет по законам «ожидаемых» ставок доходности, которые, по сути, не отличаются от реально выплачиваемых процентов. В этот период происходит наибольший прирост числа фондов гарз-оль-хасане: к 1979 г. в Иране было около 200 фондов, в 1988 г. их стало 3000, а через пять лет в стране насчитывалось 4350 зарегистрированных фондов, но без регистрации работало гораздо большее их число.

Иранские власти на протяжении всей истории Исламской Республики несколько раз меняли законодательство, регулирующее деятельность этих учреждений. В 1984/85 г. в связи с нарастанием числа фондов гарз-оль-хасане контроль над ними был вверен Центробанку. Уже через семь лет в 1991/92 надзорная функция и право выдачи лицензий фондам были переданы в МВД. В 2004/05 г. был принят закон о регулировании несформированного денежного рынка, в соответствии с которым надзор за фондами вернулся в ведение ЦБ. При этом, из-за того что МВД не принимало соответствующей инструкции, за этим ведомством осталось право выдачи лицензии фондам гарз-оль-хасане. Таким образом, МВД продолжало выдавать лицензии фондам до 2010/11 г. Из-за несогласованной работы двух ведомств сложилась ситуация, при которой надзор за финансовыми учреждениями был ослаблен и директора некоторых фондов смогли использовать средства вкладчиков в операциях, не разрешенных для этих учреждений, а также в мошеннических схемах.

На заседании штаба по борьбе с экономическими преступлениями, состоявшемся 21 сентября 2010 г., МВД сообщило о выдаче в общей сложности 3,5 тыс. разрешений на деятельность фондов гарз-оль-хасане. При этом число отделений этих фондов по стране составило 8 тыс. После принятия последних изменений все фонды были обязаны пройти перерегистрацию в Центробанке Ирана. Всего было подано 1,5 тыс. заявок от учреждений, желавших легально продолжить свою деятельность. В итоге из них только 22 фонда получили разрешение18. К середине 2014 г. действующую лицензию имеют всего семь фондов, являющихся дочерними структурами различных банков, преимущественно государственных. Как видно еще пять лет назад фонды гарз-оль-хасане были распространенным и легальным явлением в Иране. Однако после введения новых правил число официальных фондов резко сократилось. По сравнению с начальной ситуацией, можно сказать, что легальных учреждений почти не осталось. Можно предположить, что работники и активы неперерегистрировавшихся фондов стали вести нелегальную деятельность.

Так, теневые учреждения могут действовать в рамках одной семьи, которая в Иране нередко включает представителей двух и более поколений. Такой фонд собирает взносы и аккумулирует средства на крупные покупки отдельных участников. При этом выбор, кому достаются деньги, осуществляется путем жеребьевки. С течением времени масштаб деятельности растет. Такая касса может начать кредитовать не только членов семьи, но и близких знакомых, а также третьих лиц, пользующихся доверием участников организации.

На настоящий момент данные о деятельности фондов гарз-оль-хасане являются недоступными или ненадежными. Однако, судя по действиям властей и принятым законам, государство пытается препятствовать работе упомянутых учреждений.

Теневые институты широко распространены в финансовой системе Ирана. Их развитость является следствием исторических традиций денежных отношений в иранском обществе, частых реформ законодательства, а также сложившейся политической и экономической ситуации вокруг Исламской Республики. Традиционная склонность к сбережению среди иранского населения привела к распространению депозитных теневых институтов, а ограничения на международные транзакции увеличили использование нелегальных менял и теневых переводов во внешнеторговой деятельности. Иранское руководство принимает новые законы и предписания, призванные вывести из тени существующие нелегальные институты финансовой системы. Вместе с тем, требования, предъявляемые к учреждениям, оказываются довольно строгими и создают определенные барьеры для их перехода в легальный сектор. При этом премия от работы в теневой экономике остается достаточно высокой ввиду сохранения внешних факторов в виде санкций, наложенных международным сообществом, а также присутствия двух курсов на валютном рынке и перекрывает риски от нелегальной деятельности.

На текущем этапе довольно сложно говорить о судьбе теневого сектора Ирана. С одной стороны, его институты за многовековую историю пережили уже не одну смену политического устройства страны, многочисленные войны и иные трудности, что говорит об их устойчивости и способности к адаптации в различных условиях. С другой стороны, иранское законодательство достаточно сурово, и, если принимаемые меры подействуют, банки и другие легальные учреждения могут полностью вытеснить серых игроков. Остаться смогут только небольшие теневые организации, действующие в контексте семьи, а также институт хавале, в существовании которого пока заинтересовано руководство Ирана.